Вход   /   Регистрация

Войти
Регистрация    |    Забыли пароль?

Новое на сайте:

Красный день календаря:

30 мая (через 1 день)
День химика, ежегодно отмечается в последнее воскресенье мая.

КГБ и НКВД в СССР

Перейти на предыдущую страницу
Чем дальше в прошлое уходит история СССР, тем более абстрактными становятся многие её понятия – например, знакомые всем аббревиатуры КГБ и НКВД. О деятельности этих ведомств написано немало книг разного уровня, с некоторых архивов снят гриф секретности, однако это происходит в те времена, когда слова «НКВД» и «КГБ» превратились в некий одиозный демонизированный штамп. Одним он говорит всё, другим – почти ничего, но мало кому хочется изучать его всерьёз. Иногда по отношению к ним даже можно встретить термин «государство в государстве», откуда недалеко до вывода, что эти структуры чуть ли не управляли Советским Союзом. Свою роль в создании такого имиджа играет и тот факт, что многие архивы НКВД и КГБ до сих пор не рассекречены.


Для большинства людей и эти ведомства, и их предшественники, созданные в своё время для того, чтобы обеспечить госбезопасность, неразрывно связаны с ужасами гражданской войны и «красного террора», репрессиями 30-х годов и преследованием инакомыслящих в годы брежневского «застоя». Всё перечисленное является одними из самых мрачных страниц советской истории, и попытки провести параллели с похожими явлениями в истории других государств и даже в дореволюционной российской истории порой смахивают на попытку оправдания подобной деятельности. Очень трудно беспристрастно оценивать роль и значение НКВД и КГБ в жизни Советского Союза. В той или иной степени их деятельность, к которой часто применяют эпитет «карательная», коснулась каждой семьи, проживающей на территории постсоветского пространства, и всегда велик соблазн перепутать личное и социальное – тем более что границы между ними порой крайне нечётки. Иногда должно пройти немало времени и смениться не одно поколение, чтобы о структурах, подобных вышеупомянутым, можно было говорить отстранённо и беспристрастно – так, как мы сейчас говорим об инквизиции или опричнине. Но начинать этот разговор должны уже ближайшие потомки тех, кто, по словам Осипа Мандельштама, жил, «под собою не чуя страны».

История и причины создания НКВД

Формальной датой создания Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР является 10 июля 1934 года. В этот день специальным постановлением, закреплявшим принятое четырьмя месяцами ранее решение, в одну структуру объединялись два ведомства, существовавшие в Советской России с конца 1917-го года: НКВД РСФСР и ОГПУ (бывшая ВЧК, носившая это название с 1922 года). Этот ничем с виду неприметный, даже бюрократический процесс был в некотором отношении естественным и являлся следствием многих важнейших и кровопролитных исторических событий, произошедших в истории СССР начиная с октября 1917 года. И для того, чтобы правильно понять причины, заставившие генерального секретаря ЦК ВКП (б) И. В. Сталина принять это решение, следует немного рассказать о том, что собой представляли эти две структуры до их объединения.
Начнём с менее известной и заметной – Наркомата внутренних дел РСФСР. Это был один из первых наркоматов, созданных сразу после II Всероссийского съезда Советов в соответствии с декретом «Об учреждении Совета Народных Комиссаров». Первым наркомом был назначен А. И. Рыков, которого почти сразу же сменил Г. И. Петровский. В обязанности НКВД входили:

1. контроль за деятельностью местных Советов, а также их организация и подбор кадров.
2. охрана революционного порядка и обеспечение безопасности населения.
2. контроль за выполнением распоряжений центральной власти.
4. руководство деятельностью милиции, пожарной охраны и исполнением наказаний.
5. управление коммунальным хозяйством, включавшее в себя, помимо всего прочего, распределение жилья.

НКВД РСФСР представлял собой коллегиальный орган – то есть, при наркоме внутренних дел существовала коллегия из 4 человек. В первый её состав входили Ф. Э. Дзержинский, М. Я. Лацис, И. С. Уншлихт и М. С. Урицкий. Важным нюансом для понимания будущих процессов является тот факт, что все они, как и их будущие преемники, были связаны с образованной 7 декабря 1917 года ВЧК. Таким образом, на практике выходило, что в Советской России уже на заре её существования было создано два органа, формально не зависящих друг от друга (ВЧК не входила в состав НКВД и не подчинялась его главе), но по сути дублировавших друг друга во многих аспектах своей деятельности. Грубо говоря, контроль над жизнью населения молодой Советской республики был предопределён заранее, причём осуществлялся по двум направлениям: по линии народной власти (через советы) и по линии «пролетарского правосудия» (через ВЧК), и вопрос формального слияния этих структур был только вопросом времени. Основание для такого дублирования было одно: классовая борьба с врагом.

Кстати сказать, в народном сознании эти два ведомства почти сразу же стали отождествляться друг с другом. Угрожающая тенденция объединения следственных и исполнительских функций чётко закрепилась в марте 1919 года, когда состоялось назначение председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского (на фото) на пост наркома НКВД РСФСР. Впервые эти два ведомства фактически объединились под одним началом.

Первоначально структура НКВД РСФСР состояла из девяти отделов:

1. местного управления.
2. местного хозяйства.
3. финансового.
4. иностранного, занимавшегося внешней разведкой.
5. управления медчастью.
6. ветеринарного.
7. секретариата.
8. печати, занимавшегося цензурой.
9. контрольно-ревизионной комиссии.

Впоследствии эти отделы дополнялись, укрупнялись, объединялись, и к 1930 году в НКВД существовали одна коллегия, три управления и три отдела. Управления местами заключения и коммунального хозяйства хоть и были формально обособленными, но фактически также находились в ведении наркомата.
В некотором роде НКВД РСФСР был уникальным образованием, не имеющим аналогов в мировой практике, поскольку он:

1. осуществлял сразу несколько функций: политическую, судебную, карательную, хозяйственную и надзорную (проводился надзор за ссыльными, оборотом оружия, специальных предметов и стратегических материалов, за перемещением людей по стране и т.д.).
2. был независим от правительственного контроля, подчиняясь лишь ЦК партии.
3. занимался административным надзором всех уровней, выдачей загранпаспортов и виз на выезд за пределы СССР, уголовным розыском, регистрацией и учётом преступников и изучением преступности.
4. ведал агентурной сетью – как внешней, так и в уголовной среде.
5. совместно с ВЧК осуществлял как борьбу с уголовными и экономическими преступлениями, так и политику красного террора и сопровождавшего его явлений – разказачивания, продразвёрстки и т.д.

В конце 1930 года этот наркомат был расформирован, а его многочисленные функции были переданы частично ОГПУ, частично – другим ведомствам. Однако при создании всесоюзного НКВД его воссоздали в виде подчиненного республиканского наркомата.

«Рождённая революцией»

Что же касается ВЧК, впоследствии ставшей ОГПУ, то изначально она создавалась как временный ситуативный орган, вскоре превратившийся в постоянный кошмар. Поводом к нему стало событие, названное в советской историографии «контрреволюционным саботажем». В современной исторической науке его принято называть «бойкот госслужащими Советского правительства и его действий». Он был объявлен через три дня после захвата власти большевиками и ставил своей целью принудить их отказаться от неё до тех пор, пока не будет созвано Учредительное собрание, призванное определить будущее России. Начавшийся в Петрограде, в скором времени он перекинулся в Москву и грозил распространиться ещё дальше, что привело бы к полному параличу нового правительства. ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия) создавалась как временный орган, которому поручалось изучить возможность препятствования этому бойкоту всеми доступными мерами, исключая расстрел. После силового прекращения бойкота в январе 1918 года функции ВЧК расширились, и в её обязанности стала входить борьба:

1. с саботажем чиновников.
2. против т.н. «пьяных погромов», охвативших Петроград в конце 1917 года и выражавшихся в разграблении винных складов.
3. с бандитизмом «под флагом анархизма».
4. со спекуляцией.

Под последним термином понималась не только мелкая рыночная спекуляция, но и более серьёзная, схема которой возникла сразу после подписания Брестского мира с немцами. Её суть была в следующем. Одно из условий подписанного мира заключалось в безоговорочной оплате Советским правительством всех ценных бумаг, предъявляемых Германией. Под этим прикрытием была разработана следующая схема: акции российских промышленных предприятий, в том числе и национализированных, продавались немцам, проживавшим на территории России, но имевшим германское подданство, от них поступали в немецкое посольство, а оно предъявляло их к оплате. Борьба с этой схемой стала одной из главных причин, по которой ВЧК из временного ведомства превратилась в постоянное, имевшее свои структуры на местах (в 1918 году в её состав входило 40 губернских и 365 уездных ЧК).
Как и НКВД, она была коллегиальным органом: при председателе существовала коллегия, первоначально состоявшая из 9 человек (позже их число увеличилось до 12). В структуре ведомства первое время существовало 9 отделов:

1. политического следствия (впоследствии – следственная часть).
2. борьбы с бандитизмом.
3. секретно-политический, занимавшийся вербовкой агентов и ведением агентурных дел.
4. особый, который занимался подавлением любого сопротивления существующей власти, работой в армии и организацией репрессий, названных впоследствии «красным террором».
5. тюремный, в чьём ведении находились все места содержания заключённых. Примечательно то, что его глава являлся комендантом одновременно двух тюрем – Бутырской следственной тюрьмы ВЧК и внутренней тюрьмы на самой Лубянке. Позже в его обязанности было включено комендантство в Лефортовской тюрьме.
6. информационный (он же агитационный).
7. организационный.
8. иногородний, занимавшийся координацией действий местных ЧК, присланных из центра комиссаров и контролем за ними.
9. отдел борьбы с контрреволюцией и саботажем.

Внутри последнего отдела был создан небольшой подраздел по борьбе с иностранными шпионами в РСФСР. Не иначе, как злой иронией судьбы можно назвать тот факт, что его руководителем был назначен Я. Блюмкин, будущий провокатор, прославившийся убийством немецкого посла Вильгельма фон Мирбаха и участием в левоэсеровском мятеже июля 1918 года, ставшего серьёзной угрозой для Советской власти. Это участие не прошло бесследно для ВЧК: на некоторое время её личный состав оказался под подозрением, и даже сам Дзержинский несколько раз вызывался на допрос правительственной комиссии по расследованию мятежа в качестве свидетеля. И несмотря на то, что с чекистов были полностью сняты все обвинения, это оставило заметный след в истории ВЧК и, по всей видимости, повлияло на её сотрудников, словно из кожи вон лезших, чтобы доказать свою преданность Советской власти.
Кроме того, при ВЧК создавались свои отряды – прообразы будущих войск НКВД. Их основу составили латышские стрелки, матросы Балтийского флота и рабочие петроградских заводов.

В течение двух лет, до ноября 1920 года, в составе ВЧК появилось ещё несколько отделов:

1. специальный по техническим делам и надзору, занимавшийся прослушиванием телефонных переговоров, перлюстрацией писем, ведением наружного наблюдения и вербовкой агентуры внутри самой правящей партии большевиков.
2. иностранный, занимавшийся внешней разведкой.
3. отдел охраны государственных границ.
4. юридический.
5. отдел охраны государственных деятелей, позже переименованный в 9-й отдел (или «Девятку»).
Меры, которые ВЧК могло применять в отношении виновных (или признанных таковыми), определялись Постановлением Совнаркома от 31 января 1918 года и включали в себя:
1. право ареста (узаконенное данным постановлением).
2. конфискация имущества.
3. выселение из жилищ.
4. лишение продовольственных карточек на определенный срок или пожизненно.
5. опубликование списков лиц, признанных врагами народа.

С 21 (по другим источникам – с 26) февраля 1918 года ей также давалось право внесудебного решения дел с применением расстрела, а 26 июня того же года ВЧК получила право расстреливать людей на месте и арестовывать их по одному лишь подозрению без доказательств вины на неопределённый срок. Лишь в 1920 году было уточнено, что этот срок не может превышать двух лет. Но самое страшное было даже не это. Ввиду относительной малочисленности аппарата ВЧК исполнение чекистских функций часто предоставлялось людям, в ней не состоящим, но называвшим себя на основании этого «чекистами». Можно представить себе масштабы произвола, узаконенного Советским правительством и прикрывающегося понятиями «классовая борьба», «революционная законность» и «красный террор». Поэтому нет ничего удивительного в том, что для очень многих людей ВЧК и сменившие её впоследствии структуры представлялись сборищем психопатов, садистов и убийц с маниакальными наклонностями, получивших неограниченную власть над человеческими жизнями.
Одними из наиболее действенных мер, применяемых к арестованным, стали взятие заложников и пытки. Но если первое санкционировалось высшим руководством, то второе стало для большинства членов Советского правительства необычным явлением. По сути пытки были самовольным изобретением чекистов, применявшими их для дополнительного устрашения населения, поскольку ими подвергались люди лишь за то, что принадлежали к определённому классу. Поэтому когда в 1919 году в революционную прессу стали просачиваться материалы о злоупотреблениях ВЧК на местах, это явилось поводом для проверок, создания комиссий по расследованию случаев применения физических воздействий по отношению к арестованным и предметом критики ВЧК со стороны некоторых большевиков. Дело дошло до того, что было предложено ликвидировать ВЧК как орган, ставящий себя выше Советской власти и большевистской партии. Но на защиту комиссии встал В. И. Ленин, и вскоре на критику её деятельности был наложен запрет, что дало ей дополнительный козырь и уверило в своей безнаказанности. Однако Ленин вынужден был признать, что «ЧК принесли тьму зла, будучи созданы слишком рано и впустив в себя массу примазавшихся». В частности, эти слова относились к чекистской деятельности на Украине. Возможно, подобные признания стали одной из истинных причин расформирования в 1919 году уездных ЧК под благовидным предлогом «относительной стабилизации обстановки» в России.

Точное число жертв ВЧК неизвестно до сих пор по двум причинам. Во-первых, нельзя чётко разграничить, в каких случаях карателями являлась ВЧК, а в каких – НКВД РСФСР, поскольку они осуществляли одни и те же действия. Во-вторых, существует разное понимание историками термина «красный террор». Одни включают в него всю репрессивную политику Советской власти, начиная с самосудов октября 1917 года и заканчивая подавлением крестьянских восстаний 1921-1922 гг., другие суживают это определение до законодательных рамок отдельного явления. Согласно этому мнению, красный террор начался воззванием ВЦИК от 2 сентября 1918 года и был утверждён постановлением Совнаркома от 5 сентября в ответ на покушение на Ленина. Закончен он был постановлением VI Всероссийского съезда Советов от 6 ноября 1918 года. То есть, формально красный террор продолжался всего два месяца, но даже те цифры, что приводят некоторые историки в указанных рамках, впечатляют своим размахом. Так, по словам лидера меньшевиков Ю. Мартова, за два месяца красного террора было уничтожено более чем 10 тыс. человек. Приводятся и такие данные:

1. за 1918 год репрессировано 31 тыс. человек, из которых 6 тыс. было расстреляно.
2. за 1918 и 7 месяцев 1919 года расстреляно 8389 человек, посажено в концлагеря 9496 чел., взято в заложники 13111 чел. Всего же арестовано 86893 человека (данные М. Лациса).
3. с 1918 по 1919 г.г. расстреляно 9641 человек, среди которых есть погибшие в результате превентивной меры по отношению к заложникам (данные Н. Верта, взятые из книги «История советского государства»).
4. с 1918 по 1919 г.г. количество погибших от террора составляет 1.766.188 человек (данные специальной комиссии, созданной генералом А. И. Деникиным).
5. максимально возможное число жертв органов ВЧК, по утверждению О. Б. Мозохина, составляет не более чем 50 тыс. человек.
6. в 1917-1922 г.г. было расстреляно 140 тыс. человек (данные Р. Конквиста).
7. по мнению современного историка С. В. Волкова, количество жертв в результате репрессий с 1917 по 1922 г.г. приближается к 2 млн.

Как бы там ни было, но факт остаётся фактом: за два года в условиях гражданской войны небольшая комиссия, в которой первоначально работало всего 40 человек, превратилась в мощный аппарат численностью около 31 тыс. человек, охватывавший своим контролем практически все сферы жизни в Советской России. И если во время гражданской войны это можно было ещё хоть чем-то объяснить, то позже, при реорганизации ВЧК, это стало средством тотального контроля и расправы со всеми инакомыслящими и признанными таковыми. Созданные в революционных условиях и прошедшие школу гражданской войны, органы госбезопасности привыкли смотреть на мир с точки зрения межпартийной и классовой борьбы и реагировали соответствующим образом. ВЧК не только боролась с преступностью всех видов, но и играла главную роль в следующих событиях:

1. организации красного террора.
2. разказачивании.
3. подавлении крестьянских восстаний и рабочих бунтов.
4. продразвёрстке.
5. организации первых политических дел, направленных на уничтожение оппонентов Советской власти («Дело Национального центра», «Дело Тактического центра»).

Подобное отношение к действительности в полной мере унаследовали её преемники.

Превращение ВЧК в ОГПУ

Неподконтрольность ВЧК привела к тому, что 6 февраля 1922 года было издано постановление о её расформировании и образовании ГПУ (Государственно-политического управления), которое было подчинено НКВД РСФСР.

За этим действием скрывалось многое, и прежде всего – страх руководящей партии перед созданным ею же монстром. Несмотря на то, что за ВЧК должен был осуществляться контроль со стороны сразу трёх ведомств – НКВД РСФСР, Наркомата юстиции и президиума Петроградского Совета (до переезда правительства в Москву), – фактически она контролировалась лишь двумя людьми: главой правительства В. И. Лениным и главой Реввоенсовета Л. Д. Троцким. Кроме того, деятельность ВЧК регулировалась инструкциями, которые она же сама и разрабатывала. При всём этом никаких чётких определений относительно того, кто же является врагом народа, а кто нет, не существовало в принципе. Всё объяснялось потребностью государства так, как её понимали сами исполнители.

Был и ещё один немаловажный фактор, напрямую связанный с борьбой внутри самой партии большевиков. В ВЧК работало много сторонников Троцкого, которого после болезни Ленина стали потихоньку отодвигать от государственных дел, всерьёз опасаясь, что после смерти вождя он займёт его место. Главным противником Троцкого был И. В. Сталин, совмещавший в то время несколько должностей. Для того чтобы привлечь на свою сторону такую мощную влиятельную структуру, как ВЧК, требовалось убрать людей, сочувствовавших его идейному врагу, а это влекло за собой коренную перестройку всего чекистского аппарата.

Наконец, третьей причиной реорганизации ВЧК в ОГПУ стало окончание гражданской войны и первые контакты Советского государства с другими странами, начавшиеся на Генуэзской конференции (10 апреля – 20 мая 1922 года) и во время помощи Нансеновского общества голодающим Поволжья и Украины в 1921-1922 годах. Применение террора в прежних размерах и форме было нецелесообразным и, кроме того, труднообъяснимым, особенно на фоне обозначившегося стремления западных стран наладить связи с Советским правительством, поэтому следовало сделать вид, что в молодом государстве «отныне всё спокойно».

Исходя из этих соображений, в первое время деятельность ГПУ, после образования СССР ставшего ОГПУ, была в некоторой степени ограниченной, особенно на фоне тех полномочий, что ещё недавно имела ВЧК. Оно не имело права рассматривать дела о преступлениях, а её административные органы лишались судебных полномочий. Несмотря на то, что за ним оставалось право обыска и ареста, не позднее чем через две недели ОГПУ должно было предъявить арестованному обвинение. ОГПУ имело право содержать арестованного в заключении лишь два месяца, по истечении которых его дело должно было быть отправлено в суд или же человек подлежал освобождению.

Однако не стоит чересчур обольщаться: по своей сути ОГПУ мало чем отличалось от предшествовавшей ей ВЧК и, являясь подконтрольным НКВД РСФСР, выполняло задачи, мало чем уступавшие по своему масштабу тем, которые возлагались в своё время на эти две структуры:

1. подавление открытых контрреволюционных выступлений, к которым приравнивался бандитизм и повстанческие выступления недовольного Советской властью населения на окраинах СССР: на Сахалине (1925 г.), в Казахстане (1930-1932 г.г.), на Чукотке (1930 г.), на Алтае (1931 г.), в Киргизии (1934 г.) и т.д.
2. охрана границ, железнодорожных и водных путей сообщения и борьба со шпионами и шпионажем. Под охраной границ подразумевалось как несение пограничной службы, так и политическая охрана (недопущение проникновения сведений по обе стороны границы – о жизни в СССР на Запад и о жизни на Западе в СССР).
3. борьба с контрабандой и нелегальным (неразрешённым) переходом границы.
4. выполнение специальных поручений Президиума ВЦИК и СНК по охране революционного порядка. За этой обтекаемой формулировкой скрывалось очень многое, поскольку понятия «преступный приказ» в советском законодательстве не существовало.

Очень точно определил суть всех задач, возлагавшихся на ОГПУ, один из его руководителей В. Г. Менжинский: «Знать обо всём, что происходит в СССР». Эта ёмкая формулировка и стала главным критерием, которого придерживались органы госбезопасности на протяжении существования Советского Союза. Учитывая сильную репрессивную составляющую, которая была присуща им ещё со времён ВЧК, можно догадаться, что это знание отнюдь не было пассивным, тем более что при ОГПУ, как и при ВЧК, были свои войска.

Наблюдение за работой управления возлагалось на Наркомат юстиции, а с 28 мая 1922 года – на Прокуратуру РСФСР. Но, как и в случае с ВЧК, этот контроль оставался лишь на бумаге. В действительности оно было подконтрольно лишь ЦК партии. С 15 ноября 1923 года изменился и характер подчинения: ОГПУ стало подчиняться непосредственно Совнаркому, что автоматически переводило НКВД РСФСР в подчинённое положение, поскольку он был республиканским наркоматом, а ОГПУ – всесоюзным управлением. В его состав входило 3 управления, 4 отдела и Главная инспекция войск. Сохранялась коллегиальность управления: при председателе ОГПУ существовала коллегия в составе 7 человек – начальников ведущих управлений и отделов этого ведомства. Все отделы и управления имели свои агентурные сети. Численность центрального аппарата составляла более 2200 человек, а к 1927 году – 2500 человек.

Со временем задачи управления стали расширяться, приближаясь к тем, что осуществляли в своё время ВЧК и НКВД РСФСР. Одновременно с этим ему возвращались все права, которые ранее имело ВЧК. В сентябре 1923 года была образована судебная коллегия ОГПУ с правом рассмотрения дел о диверсиях, вредительстве и других преступлениях и правом применения всех мер наказаний, вплоть до расстрела, а в 1929-1931 гг. появились т.н. «тройки» – несудебные органы, имевшие право предварительного рассмотрения следственных дел. Вскоре им было дано право выносить приговоры и приводить их в действие, благодаря чему «тройки ОГПУ» очень быстро стали всевластным местным органом, отчитывавшимся лишь перед своим непосредственным начальством.

Как и ВЧК, ОГПУ было главным инструментом осуществления репрессий. Дело дошло до того, что под ОГПУ корректировалось советское уголовное законодательство, облегчавшее применение репрессивных мер:

1. в 1931 году устанавливалась уголовная ответственность за порчу колхозной, совхозной и принадлежавшей МТС техники. При этом не делалось разницы между сознательной порчей и случайной, вызванной недостатком соответствующего образования.
2. 7 августа 1932 года был принят знаменитый «закон о трёх колосках» – постановление ВЦИК и СНК СССР «Об охране имущества госпредприятий, колхозов и кооперации и об укреплении общественной собственности». Кража объявлялась контрреволюционным преступлением, а расхитители – врагами народа. При этом совершенно не учитывалась причина кражи и не устанавливались размеры похищенного.
3. в 1934 году появилась понятие «измена Родине».
Одними из первых актов репрессивной деятельности ОГПУ стали преследования духовенства под прикрытием кампании по изъятию церковных ценностей для нужд голодающих, и организация т.н. «философского парохода» – депортации за границу в сентябре-ноябре 1922 года около 160 неугодных властям представителей российской интеллигенции.

Впоследствии к ним прибавилось:

1. преследование внутрипартийной оппозиции.
2. поиск и выявление «английских шпионов» (результат резкого ухудшения взаимоотношений между СССР и Великобританией, которое было преподнесено советской пропагандой как подготовка к новой войне с СССР).
3. репрессии против интеллигенции, как гуманитарной, так и технической, организация громких дел, направленных против технических специалистов, от которых зависела Советская власть и к которым она относилась с недоверием как к представителям буржуазии («Шахтинское дело», «Дело Промпартии» и т.д.). Сначала преследованиям подвергались отечественные специалисты, среди которых были люди с мировым именем (например, профессор А. Ф. Чаянов), впоследствии они затронули и часть иностранных специалистов, приглашённых на работу в СССР в 20-е годы.
4. раскулачивание и сопровождавшая его коллективизация.
5. первые массовые депортации по национальному признаку.

Отдельного упоминания заслуживает деятельность ОГПУ во время Голодомора на Украине 1932-1933 гг., а также голода в Казахстане и на Северном Кавказе. Именно эти отряды под предлогом борьбы с кулаками и обеспечения города продовольствием занимались изъятием продуктов питания и хлебных излишков в украинских сёлах, обрекая их жителей на голодную смерть. Именно отряды ОГПУ оцепляли сёла, не сумевшие выполнить план по хлебозаготовкам, из-за чего они оказывались изолированными от мира и от любой помощи. Никто не мог ни вырваться из оцепленных сёл, ни попасть в них. До сих пор неизвестно точное число погибших от Голодомора. По последним оценкам (данные Института истории Украины от 2015 года), их число составляет 3,9 млн. человек в результате сверхсмертности и 0,6 млн. человек за счёт снижения числа родившихся детей, связанного с последствиями голода. Называемые некоторыми историками цифры в 7-10 млн. классифицируются как политически ангажированные. Национальный институт изучения демографии признаёт цифру погибших от голода и деятельности ОГПУ в это время в 4,6 млн. человек. Апелляционный суд г. Киева в приговоре от 13 января 2010 года в отношении партийных и государственных руководителей СССР и УССР называл цифру погибших в 3 млн. 941 тыс. человек.

Неизвестно также точное число репрессированных ОГПУ за всё время его деятельности. Сложность подсчёта заключается в том, что, как указывает председатель российского общества «Мемориал» А. Рогинский, до сих пор многие следственные дела 20-х – начала 30-х годов ХХ века являются закрытыми, и получить к ним доступ даже ради создания памятных книг очень сложно.

Предвоенная деятельность НКВД

Нетрудно понять, что новое ведомство, в состав которого структурной частью входили переименованное ОГПУ и вновь создаваемое НКВД РСФСР, не должно было отличаться от них по своим задачам и способам их воплощения в жизнь. Первые советские органы госбезопасности наработали большой опыт слежки, контроля, вербовки агентуры, борьбы с врагами всех мастей и проведения массовых репрессий, от которого Советскому правительству было крайне невыгодно избавляться. Упразднение судебной коллегии ОГПУ и пресловутых «троек» на практике не значило совершенно ничего, потому что вместо него создавалось Особое Совещание (ОСО), имевшее следующие полномочия:

1. рассмотрение дела не только во внесудебном порядке, но и заочно.
2. заключение в концлагерь сроком до 5 лет.
3. право административной высылки.
4. право ссылки и депортации за пределы СССР.

«Тройки ОГПУ» на местах заменялись «тройками НКВД», заслужившими вскоре ещё более мрачную славу, и «тройками» при отделениях милиции соответствующих уровней. Им предоставлялось право рассматривать дела по упрощённой процедуре (без права присутствия адвоката и прокурора, без права помилования или апелляции, в срок до 10 дней, без права ведения протоколов), а с 27 мая 1935 года «тройки» получали следующие полномочия:

1. рассматривать дела о людях без определённого места жительства (тогда же русский язык был обогащён хлёстким словом-аббревиатурой «бомж», имевшим это значение).
2. о людях без определённых занятий.
3. о нарушителях паспортного режима.
4. о нищих.

При ведении дел официально разрешалось добывать признания арестованных путём применения пыток.

В целом, при создании НКВД за образец бралась структура ОГПУ, лишь слегка модернизированная и расширенная в связи с возлагаемыми на неё задачами. В 1935 году НКВД состояло из таких управлений и служб:

1. пожарной охраны.
2. пограничной и внутренней охраны.
3. ГУЛАГа (управления исправительно-трудовых лагерей, образованного 5 ноября 1934 года).
4. трудовых поселений (так назывались места ссылки).
5. шоссейного и дорожного строительства.
6. правительственной охраны.
7. ЗАГСа.
8. ряда технических подразделений типа отдела шифровки и дешифровки и т.д.
9. ОБХСС, созданного в 1937 году.
10. особого технического бюро, созданного в 1939 году, о котором следует рассказать отдельно.

За этими словами скрывалась сеть т.н. «шараг» – специальных тюрем, в которых содержались учёные, инженеры и технические специалисты, обвинённые в различных преступлениях. По различным причинам их не высылали в концлагерь, а заключали в такие вот места, находившиеся главным образом в Москве и Подмосковье, создавали почти райские условия существования (особенно на фоне тюремных) и давали шанс «искупить свою вину» работой над созданием нового вида вооружений для Красной Армии. Тех же, кто не справлялся с поставленными заданиями, переводили в настоящие концлагеря. Список учёных, прошедших через такие шараги, потрясает: С. П. Королёв, А. Н. Туполев, Л. Л. Кербер, В. М. Петляков, А. И. Некрасов, В. М. Мясищев, В. А. Чижевский, А. В. Надашкевич, Д. Л. Томашевич, Б. С. Стечкин, С. М. Меерсон… Этот список поистине бесконечен. По воспоминаниям Л. Кербера, первая «шарага» ЦКБ-29 была создана ещё при ОГПУ в начале 30-х годов на одном из московских заводов, куда были свезены арестованные по «делу Промпартии» конструкторы и инженеры, среди которых были Н.Н. Поликарпов, Д. П. Григорович, Б. Н. Тарасевич, И. М. Косткин, Н. Г. Михельсон и многие другие. В условиях, приближённых к тюремным, этот коллектив работал над созданием истребителя И-5. Опыт создания первой шараги был учтён в НКВД, и к 1939 году во всех отраслях промышленности было создано по несколько таких спецтюрем (Кербер, например, вспоминал о трёх шарагах в одной только авиапромышленности, в которых работало в общей сложности около 280-300 человек).

В 1937 году штат НКВД насчитывал 8211 человек.

Никто уже не прикрывался видимостью законности, даже пролетарской и социалистической. Репрессивная и военная составляющая НКВД усиливалась с каждым годом, и под него продолжало корректироваться советское законодательство. В 1940 году к категории контрреволюционных преступлений был отнесён выпуск недоброкачественной продукции, а уголовная ответственность устанавливалась с 12 лет. При НКВД было организовано управление трудовых резервов, куда с 14-15 лет зачислялись подростки, обязанные отрабатывать три-четыре года на военных заводах с обязательным выполнением производственных планов и выработкой установленных норм. Их невыполнение каралось сроком заключения. В том же 1940 году был введён запрет на увольнение по собственному желанию.

В октябре 1940 года на НКВД была возложена функция обеспечения мобилизации на случай войны. Уклонение от службы в армии считалось контрреволюционным саботажем. Также на них было возложено обеспечение гражданской и противовоздушной обороны. С начала 30-х годов СССР, живя в постоянном ожидании войны и проводя в этом ключе свою пропаганду, постепенно превращался в военный лагерь, в котором НКВД играло первостепенную роль.
Излишне говорить о том, что оно продолжало репрессивную деятельность, начатую предшественниками, и осуществляло её в лучших традициях ВЧК-ОГПУ. С именем НКВД и его наркомов Г. Ягоды, Н. Ежова и Л. Берия связаны, пожалуй, наиболее массовые репрессии, коснувшиеся всех слоёв советского общества и получившие в специальной литературе название «Большой террор». О них написано столько книг и исследований, что одного их перечисления хватило бы на небольшую статью. Историки часто видят в этих репрессиях отголоски гражданской войны и внутрипартийной борьбы, принявшей в 30-х годах всесоюзные масштабы. Нельзя сказать, что против СССР не вёлся шпионаж: конечно, он был, как и в отношении любой другой страны, и сотрудники НКВД на самом деле выявили немало настоящих, вражеских агентов. Но сложные взаимоотношения Советского правительства с правительствами различных стран, установка на поддерживание в них деятельности партий социалистического толка, жестокая внутрипартийная борьба и пропаганда определённой направленности делали своё «чёрное дело»: врагов народа привыкали видеть повсюду и во всех. Многие жители СССР на самом деле одобряли репрессии, из-за чего НКВД имело некоторые основания заявить, что оно выражает «волю народа». Этот поразительный с точки зрения психологии факт представляет одну из самых больших загадок 30-х годов, которая, видимо, никогда не будет разгадана до конца. При этом поразительным является тот факт, что многие жители СССР на самом деле одобряли их, из-за чего НКВД имело некоторые основания заявить, что оно выражает «волю народа». Это представляет одну из самых больших загадок 30-х годов, которая, видимо, никогда не будет разгадана до конца. Возможны лишь более-менее правдоподобные версии, одна из которых гласит: для многих репрессии 30-х годов были ответом на репрессии, проводившиеся десятилетием ранее. Так, один из первых маршалов СССР М. Н. Тухачевский, расстрелянный в 1937 году, ассоциировался с подавлением Кронштадтского мятежа в марте 1921 года и восстания тамбовских крестьян в августе 1921 года, и его казнь воспринималась как справедливее воздаяние. С. Г. Кара-Мурза называет эту поддержку проявлениями демократии, но не гражданского общества, а «общинной, архаической, огромной тёмной силы», которую «стоит чуть-чуть выпустить на волю – летят невинные головы. Ибо община легко верит в заговоры и тайную силу чужаков, «врагов народа». Свою роль играла и малограмотность советского общества 30-х годов, особенно старшего поколения. При всём том, что на селе и в городе проводилась широкомасштабная кампания по ликвидации безграмотности, уровень образования зачастую оставлял желать лучшего. Советские лидеры умело использовали все эти факторы для достижения своих целей.

Нужно отметить, что репрессии органов НКВД носили волнообразный характер, и связано это с изменением руководства. Так, заметен очевидный спад в деятельности «репрессивной машины» некоторое время после назначения Л.Берии наркомом.

Как в случае с ВЧК-ОГПУ, нельзя установить точное количество пострадавших от сотрудников НКВД. Все данные, приводимые историками, носят приблизительный характер и имеют своей целью в основном очертить масштабы злодеяний. Известно, что одни только «тройки» с августа 1937 года по октябрь 1938 осудили 767397 человек, из которых 386798 были приговорены к расстрелу. Всего же жертвами репрессий, по разным данным, за весь период с 1923 по 1953 гг., стали от 11-12 до 38-39 млн. человек, в число которых входят не только расстрелянные, но и:

1. осуждённые на различные сроки по политическим мотивам и на основе различных указов и постановлений.
2. депортированные по национальному признаку.
3. погибшие во время голода 1932-1933 гг.
4. лишённые избирательных прав или ещё каким-либо образом пострадавшие от советских органов госбезопасности.

Репрессии продолжались и во время Великой Отечественной войны, и после неё, когда НКВД был преобразован в МВД. Однако следует отметить, что им был присущ волнообразный характер. В истории репрессий легко выделить периоды всплесков и падений, которые чаще всего были связаны со сменой руководства. Наиболее заметный их спад пришёлся на 1939-1940 гг., когда наркомом НКВД был назначен Л. П. Берия. Одним из первых его действий стала «чистка» рядов НКВД от сотрудников, запятнавших себя участием в репрессивной деятельности прошлых лет, и освобождение ряда осуждённых, среди которых были будущие герои Великой Отечественной войны К. К. Рокоссовский и К. А. Мерецков. Некоторые историки оценивают число освобождённых в этот период в 150-200 тыс. человек, в то время как в 1939 г. было осуждено к расстрелу 2,6 тыс. человек, а в 1940 г – 1,6 тыс. Трудно объяснить подобную политику, тем более что периоды спада были весьма непродолжительными, однако с точки зрения имиджа это были беспроигрышные действия. Так, Я. Этингер отмечает, что у Берия «в определённых кругах общества была репутация человека, восстановившего «социалистическую законность» в самом конце 30-х годов». Эти действия до сих пор дают основание многим обычным людям и даже специалистам-историкам считать, что репрессии были лишь частным проявлением чьей-то злой воли, трагической необходимостью и неизбежными ошибками и «перегибами», связанными с ней, но вовсе не сознательной политикой, целью которой были контроль и устрашение.

НКВД в 1941-1945 гг.

Деятельность НКВД в годы Великой Отечественной войны чаще всего ассоциируется со следующим:

1. массовыми расстрелами заключённых, которых не успевали эвакуировать при приближении немецких войск.
2. расстрелом в октябре 1941 года ряда виднейших военачальников.
3. депортацией по национальному признаку, сначала осуществлённой в отношении этнических немцев, проживавших на Поволжье, затем – крымских татар и ряда кавказских народностей. Основанием для депортаций служил тот факт, что некоторые представители этих народов воевали на стороне немцев. Тем самым принцип личной ответственности подменялся принципом коллективной ответственности, что в некотором роде воскрешало отношение к заложникам в годы гражданской войны.
4. созданием заградотрядов и штрафбатов.

Да, всё это было. Но было и ещё кое-что, о чём обычно не упоминают – особенно на фоне вышеперечисленного.

Мы уже не раз отмечали две вещи: возложение на ВЧК-ОГПУ-НКВД функции охраны государственных границ СССР и милитаризацию НКВД, особенно усилившуюся в 30-х годах. Во время войны это сыграло свою роль. К началу войны в составе внутренних войск НКВД числилось 173,9 тыс. человек, а в составе погранвойск, подчинявшихся НКВД – 168 тыс. человек. Из них 82405 человек, объединённых в 49 сухопутных, 7 морских погранотрядов и 9 отдельных комендатур, насчитывавших в общей сложности 435 погранзастав, находилось на западной границе СССР. 22 июня 1941 года именно они приняли на себя первый удар немецких войск и не покинули занимаемые рубежи. При этом, средствами связи были оснащены лишь 25% всех застав и боевых постов. И в то время, как местное начальство НКВД спешно эвакуировалось в глубокий тыл, забывая сжечь архивы, но не забыв расстрелять или забрать с собой арестованных, пограничники воевали наряду с регулярными частями Красной Армии, оставляя свои позиции лишь по приказу или не покидая их вовсе в отсутствие таковых. При всём том, что немецкое командование отводило своим частям на захват погранзастав всего 30 минут, пограничники сумели задержать продвижение врага на несколько часов, а кое-где – даже и дней, что дало общевойсковым частям драгоценное время для попыток организации контратак. Не отставали от пограничников в героизме и солдаты войск НКВД. Мы приведём лишь некоторые факты:

1. 132-й отдельный конвойный батальон НКВД принял участие в обороне Брестской крепости. Об этом упоминал ещё в 50-х годах ХХ века советский писатель, автор книги об обороне Брестской крепости С. Смирнов, правда, не уточняя, что батальон был конвойным.
2. 22-я мотострелковая дивизия войск НКВД участвовала в боях за Прибалтику, обороняя города Рига, Таллинн, Пярну, Вильянди, Тарту.
3. 10-я дивизия войск НКВД, входившая в состав Киевского Особого военного округа и занимавшаяся охраной железнодорожных сооружений, вместе с арьергардами общевойсковых частей прикрывала отступление основных подразделений Красной Армии, деморализованных непрерывными бомбёжками и отсутствием связи с вышестоящим командованием. Эта же дивизия прославилась в своё время тем, что первой приняла на себя удар немецких войск, наступавших на Сталинград.
4. 3-я дивизия войск НКВД по охране железнодорожных сооружений была в числе войск гарнизона г. Могилёва, выдержавшего 23-дневную осаду превосходящих сил противника.
5. отдельная дивизия особого назначения войск НКВД им. Дзержинского принимала активное участие в обороне Москвы.
6. 41-я отдельная бригада (сокращённо ОБР) конвойных войск НКВД принимала участие в обороне Ленинграда.
7. 42-я бригада конвойных войск НКВД 4 дня (с 30 июня по 3 июля) удерживала переправы через реку Березина и её восточный берег на фронте в 15 км., имея против себя целую моторизованную немецкую дивизию, дополнительно усиленную 300 танками и тяжёлой артиллерией.
8. 13-я дивизия конвойных войск НКВД участвовала в обороне Киева. 233-й полк три дня подряд сдерживал врага на переправах через реку Сула, через которые отступали для переформирования остатки войск Красной Армии. 227-й полк этой же дивизии оборонял город Новоукраинка, не допуская противника к киевским мостам, затем вместе с 4-й дивизией войск НКВД по охране железнодорожных сооружений прикрывал отход из Киева 37-й армии. Попав в окружение, сумел выбраться и перейти линию фронта. К октябрю 1941 года в его составе насчитывалось всего 45 человек.
29 июня 1941 года было принято решение о формировании за счёт военнослужащих НКВД, обеспечивавших охрану тыла, 15 дивизий, часть из которых называлась «горнострелковыми». Треть от этого количества было сформировано в Московском военном округе. Погранвойска за первые два года войны передали для формирования общевойсковых армий около 82 тыс. человек. В июле 1941 года началось формирование Резервного фронта, в задачу которого входила оборона Москвы. Из 6 армий этого фронта 4 командовали генералы НКВД. Всего в годы войны за счёт кадров НКВД было сформировано 5 армий, одна из которых первоначально носила название Отдельная Армия НКВД СССР (позже – 70-я армия, о которой рассказывал в своих мемуарах прославленный маршал СССР К. К. Рокоссовский).

Помимо участия в боевых действиях и выполнения своих прямых обязанностей, войска НКВД занимались охраной тыла, выявлением и обезвреживанием вражеской агентуры, борьбой с бандитизмом, ловлей дезертиров. На базе войск НКВД были организованы ряд радиодивизионов, осуществлявших подавление немецких средств связи. Особенно примечательным является следующий факт: весной 1945 года при взятии Кенигсберга (Восточная Пруссия) отдельный радиодивизион своей работой парализовал работу немецких полевых радиостанций осаждённого гарнизона, который пытался связаться с главными немецкими силами на 43 разных частотах. Факт невозможности обращения с просьбой о помощи стал одной из причин, по которым командующий Кенигсбергским гарнизоном принял решение о капитуляции.

В 1943 году в структуре НКВД появилась организация СМЕРШ, на которую возлагались обязанности работы по выявлению вражеских агентов в частях Красной Армии. СМЕРШ же участвовал и в организации радиоигр с немцами, которые почти всегда заканчивались победой советской стороны.
НКВД активно содействовал партизанскому и подпольному движением на оккупированной немцами территории, как правило, организовывая разведку и забрасывая свои спецгруппы на базы партизанских отрядов, под прикрытием которых они выполняли свои спецзадания. Некоторые партизанские отряды – например, разведотряд Д. Медведева, действовавший на Западной Украине в районе Ровно – были почти целиком составлены из сотрудников НКВД, в других обязательно был комиссар, имевший отношение к НКВД. Некоторые руководители партизанских отрядов – например, А. Сабуров – в мирное время были сотрудниками НКВД. Правда, не всегда деятельность НКВД в партизанских отрядах была положительной: функции контроля за партизанами со стороны соответствующих структур никто не отменял. Существует версия, согласно которой, например, легендарный комиссар ковпаковского партизанского соединения С. М. Руднев не погиб в 1943 году при прорыве из карпатского окружения, а был убит во время боя специально засланной радисткой за то, что сквозь пальцы смотрел на контакты С. А. Ковпака с некоторыми командирами УПА.

НКВД играл огромную роль в переводе советской мирной экономики на военные рельсы.

Всё это было. И всё это – отражение и продолжение той крайне противоречивой и зачастую преступной деятельности, которую осуществляли органы госбезопасности СССР в целях обеспечения безопасности Советской власти и СССР в целом любой ценой и любыми методами, даже путём развязывания настоящей войны против своего народа в мирное время. Но Великая Отечественная война сумела на короткий срок объединить эти силы в борьбе против общего врага. Очень ёмко выразил суть такого объединения В. Высоцкий в одной из своих ранних песен: «Нынче мы на равных с ВОХРАми, нынче всем идти на фронт». (ВОХР – «военизированная охрана» – одно из структурных подразделений НКВД, непосредственно занимавшееся охраной концлагерей. И, видимо, не случайно Парад Победы, состоявшийся 24 июня 1945 года в Москве, открывал сформированный из военнослужащих войск НКВД сводный батальон. Чекисты первыми вступили в бой с немцами, первыми же и шли в рядах воинов-победителей.


Органы госбезопасности после войны

В 1946 году НКВД было переименовано в МВД, однако по-прежнему сохраняло за собой все функции и выполняло те задачи, которые были ему свойственны до войны. На момент создания ведомства в его штатах числилось чуть менее 1 млн. человек, не считая бойцов внутренних войск и спецподразделений в количестве чуть менее 700 тыс. Помимо охраны лагерей, они были задействованы:
1. в военных операциях против украинских повстанцев на Западной Украине.
2. в поиске скрывшихся от депортации чеченцев и ингушей.
3. в поимке последних белогвардейцев и скрывшихся от коллективизации старообрядцев (на севере Якутии).
Отдельные операции этого характера проводились даже в начале 60-х годов ХХ века. Героический период в истории органов госбезопасности закончился, и они вернулись к своим прямым обязанностям.

На 1 сентября 1949 года структура МВД включала в себя:

1. ГУЛАГ.
2. тюремное управление.
3. отдел спецпоселений.
4. отдел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью.
5. управление по делам военнопленных и интернированных.
6. управление по борьбе с бандитизмом.
7. управление конвойных войск МВД.
8. архивное управление.
9. управление местной ПВО.
10. управление МВД по охране железных дорог и промышленных объектов.
11. управление пожарной охраны.
12. целый ряд экономических управлений, занимавшихся хозяйственными вопросами, организацией добычи полезных ископаемых, освоением труднодоступных районов и прочих видов подобной деятельности.

Большинство работ, которыми ведало МВД, осуществлялось руками заключённых и поселенцев, из-за чего общая эффективность работы ведомства постоянно падала. Особенно это касалось главной задачи – борьбы с преступностью, захлестнувшей после войны СССР. Неэффективность труда заключённых была практически доказана ещё в 30-х годах ХХ века, несмотря на то, что ими было построено ряд объектов всесоюзного значения, но на этот факт никто не обратил внимания, поскольку этот труд был дешевым, а главное – бесплатным. Его плоды часто выражались в брошенных на полпути железных и шоссейных дорогах, не доведённых до конца. Впервые о таких стройках рассказал А. И. Солженицын. Он же привёл в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ» несколько фото подобных объектов, производящих весьма тягостное впечатление.

МВД по-прежнему осуществляло репрессивную политику в отношении интеллигенции. На сей раз поводом для поиска «врагов народа» стала начавшаяся «холодная война» СССР с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции и образование в 1949 году государства Израиль. Одним из наиболее часто встречающихся в то время обвинений было обвинение в космополитизме и семитизме.

14 марта 1953 года после смерти И. В. Сталина генсеком был назначен Л. П. Берия. По его инициативе МВД было освобождено от всех видов производственно-хозяйственной деятельности, а 28 марта все концлагеря были переданы в ведение министерства юстиции. Тем самым был сделан первый шаг на пути уничтожения ГУЛАГа, и сделан он был, как ни парадоксально, бывшим руководителем МВД. Управление наконец-то смогло сосредоточиться на выполнении основных своих задач, ради которого оно и создавалось в своё время в виде ВЧК. Кроме того, Берия запретил применение пыток при проведении следствий, стал инициатором пересмотра ряда дел, открытых в начале 50-х годов, и предполагал провести ряд мер, направленных на ограничение деятельности МВД:

1. большое сокращение штатов.
2. упразднение райотделов.
3. ликвидация представительств МВД в соцстранах.
4. расформирование политорганов.
5. создание военно-морской и военно-воздушной разведок по американскому образцу.
6. создание подразделений аналитической разведки.

Кое-что он уже начинал делать, однако с его арестом и расстрелом в декабре 1953 года этим начинаниям пришёл конец.

КГБ

Про КГБ, наверное, знают все, кому не лень. Нет ни одного современного фильма, посвящённого СССР, где не встречался бы вездесущий и всезнающий сотрудник этого ведомства; притчей во языцех стали факты тотальной коррупции, предательства, фактов двойной агентуры и стяжательства, присущие КГБ и показанные в таких произведениях. Для многих молодых людей эта аббревиатура – чуть ли не бренд советской эпохи, а некоторые предприниматели не стесняются использовать её в своей деятельности для привлечения клиентов. Подобное отношение естественным образом ведёт к нивелированию понятия, превращению его в нечто несерьёзное. Хотя во второй половине ХХ века роль и влияние КГБ на жизнь советских людей были достаточно велики.
КГБ при Совете министров СССР был образован 13 марта 1954 года путём выделения из МВД управлений, служб и отделов, имевших отношение к госбезопасности. С этого времени пути МВД и КГБ несколько разошлись: первое ведомство отвечало за работу по обеспечению общественного порядка и борьбу с преступностью, второе занималось деятельностью, направленной на обеспечение внешней и внутренней госбезопасности. В структуре власти КГБ занимал намного более низкое положение, поскольку был не министерством, а лишь комитетом при правительстве. Председатель КГБ был членом ЦК КПСС, но не входил в состав его Политбюро – высшего органа власти. Эту меру ввели после расстрела Л. П. Берия: партийная верхушка опасалась появления из структур КГБ или МВД второго похожего на него человека, который мог бы отстранить её от власти.

По сравнению со сталинскими временами влияние КГБ заметно сократилось (этому способствовали периоды потепления в отношениях с западными странами и кампания по развенчиванию культа личности И. В. Сталина). В вопросах внутренней безопасности КГБ занимался преимущественно идеологической борьбой: преследовал активистов-правозащитников, деятелей украинского национализма, следил за советской и зарубежной литературой, песенным и поэтическим творчеством. Принято считать, что КГБ преследовал чуть ли не всех, кто был в оппозиции к Советской власти, и в качестве примера указывают на судьбы А. Галича, И. Бродского, А. Солженицына и многих других, чьи запрещённые в СССР книги печатались за границей и тайком распространялись в самиздате. Однако в деятельности комитета были и факты, которые позволяют говорить о существовании в СССР т.н. «разрешённой оппозиции». В неё входили люди, которые так же, как и Галич с Солженицыным, критически относились к Советской власти, однако КГБ не предпринимал в их отношении никаких мер. Причины этого всегда были разные, но среди основных – стремление показать Западу и западной интеллигенции, что в СССР возможна свобода слова. В рамках такой полулегальной оппозиции КГБ следил за творчеством ряда бардов (в частности, В. С. Высоцкого и Ю. Кима) и за некоторыми писателей – например, братьями Стругацкими.

В ведении КГБ находились также секретные цеха многих заводов, на которых производилось оборудование для военно-промышленного комплекса и космонавтики, и НИИ похожего направления. Известно, что при устройстве на работу в эти учреждения соискатель не только заполнял анкеты, но и проходил проверку на предмет лояльности к Советской власти, причём проверке подвергался не только он, но и члены его семьи и родственники. Одно из главных требований, предъявляемых к соискателю, было следующим: никто из его родственников не должен был участвовать в Белом движении или в Великой Отечественной войне на стороне немцев. Тем же, кто имел таких родственников, путь в подобные учреждения был заказан.

Арсенал карательных мер во времена КГБ представлял собой следующий набор:
1. осуждение по статьям «антисоветская агитация и пропаганда».
2. осуждение за тунеядство, причём оно могло быть сфабриковано: увольняли диссидента, нигде не брали на работу, а затем осуждали по этой статье.
3. запрет на проживание в столицах и крупных городах СССР («высылка за 101-й километр»).
4. прослушивание телефона, вскрытие писем, наружное наблюдение, часто демонстративное.
5. принудительное лечение в психиатрических клиниках.
6. высылка за границу, принуждение к выезду или же отказ в выезде.

Структура КГБ представляла собой 8 управлений и три службы, каждая из которых носило буквенное кодовое обозначение. Их деятельность была связана с разведкой, шпионажем и различными операциями за границей и внутри СССР. Например, в 1970 году резиденты КГБ в Нигерии сумели раздобыть штаммы лихорадки Эбола, эпидемия которой всколыхнула весь мир. Поскольку предполагалось, что речь идёт о бактериологическом оружии, требовалось своевременно изучить его, чтобы создать антивирусные препараты. Это задание было выполнено на высоком профессиональном уровне. Подобным же уровнем выполнения отличались и другие задания сотрудников КГБ, работавших за границей, чью высокую выучку и профессионализм отмечали даже идейные противники – контрразведчики зарубежных стран.

КГБ имел внушительную армию осведомителей внутри СССР, которая по документам на 1968 год насчитывала 260 тыс. человек. В реальности это число было намного больше, поскольку многие люди не проходили по документам ведомства или же привлекались к работе на время.
5 июля 1978 года КГБ при СМ СССР был переименован в КГБ СССР. Тем самым он поднимался на уровень союзного министерства. Одновременно с этим усилилась конкуренция между двумя ведомствами – КГБ и МВД, в начале 80-х годов переросшая в настоящую войну с фабрикацией дел на сотрудников враждующих ведомств.

В 1975 году СССР присоединился к Хельсинским соглашениям, тем самым обязавшись соблюдать основные права и свободы человека. Это существенно сузило арсенал воздействия сотрудников КГБ на диссидентов. Главным оружием теперь стало психологическое давление, которое, кстати, редко осуществлялось КГБистами напрямую. Этим занимались партийные чиновники по месту учёбы или работы конкретного человека.
В 80-х годах деятельность КГБ сосредоточилась в основном на зарубежной работе, слежкой за творчеством молодых рок-музыкантов, регистрации любого проявления недовольства, что вкупе с объёмом писанины понижало эффективность оперативной работы в целом. С каждым годом КГБ дискредитировал себя всё больше и больше в глазах самой власти:

1. ошибочные советы генсеку Политбюро ЦК КПСС Л. И. Брежневу, из-за которых СССР оказался втянут в войну в Афганистане и чуть не развязал военный конфликт в Польше в 1981 году.
2. дезинформация о настроениях в союзных республиках и ряде зарубежных стран.
3. неспособность ответить на вопрос о подоплёке заявленного президентом США Р. Рейганом плана «Звёздные войны», что привело к «гонке вооружений».
4. халатное отношение к выпускаемой Министерством среднего машиностроения продукции, из-за чего на Чернобыльскую АЭС попал недоработанный реактор, что привело к страшным последствиям.
5. неспособность предложить какое-либо решение по локализации и преодолению кризиса 1988 года, приведшего в конце концов к развалу СССР. Это – ещё один парадокс советской системы: те, кто должен был обеспечивать госбезопасность, первыми же отказались от этой функции, подавая в отставку или же становясь верными сотрудниками нового лидера – Б. Н. Ельцина.

С 1988 года в законодательстве СССР появилось понятие «преступный приказ», который окончательно выбил почву из-под ног ведомства, привыкшего в своей работе не выбирать средств. С этого времени дни КГБ были уже сочтены, а его поведение во время ГКЧП лишь подтвердило диагноз, поставленный этой структуре самой Историей.

Единственное исключение представляла собой военная контрразведка, которую в 1982 году повысили до уровня управления. До самого распада СССР и ликвидации КГБ она оставалась наиболее профессиональной структурой, выполнявшей свои задачи по обеспечению безопасности государства и советских военных группировок на высочайшем уровне. В частности, её заслугой являются попытки недопущения попадания в руки потенциального противника образцов техники и вооружения после ухода советских войск из стран Варшавского договора, а также пресечение попыток американцев подключиться к линиям правительственной и военной связи, проходившим по Северному морскому пути.

Заключение

Так бесславно закончилась история некогда грозных органов советской госбезопасности – порождения советского строя, ушедшего вместе с ним. В некотором смысле их история может быть поучительным уроком – для тех, кто умеет думать и анализировать. К большому сожалению, современному поколению дела уже минувших дней интересны лишь в той степени, в какой на них можно заработать. Иначе ничем не объяснить всплеск интереса к тематическим кафе, носящим название, связанные с деятельностью КГБ и НКВД. Вряд ли это делается с целью сохранения памяти о прошлом страны, в которой когда-то жили родители сегодняшнего поколения: скорее, это – стремление не отстать от тренда…

Валерий. Здравствуйте! Мне предложили купить какой-то чёрный нож. Говорили, что, мол, это – особенный кинжал, который называют «нож НКВД». Стоит он дорого. Говорят, что о нём даже песни сложены. Скажите, правда ли это? Были ли такие ножи на вооружении войск НКВД?

Админ. Здравствуйте, Валерий! Вы задали очень интересный и сложный вопрос. «Чёрный нож» (или «Шварцмессер» по-немецки), о котором Вы говорите – это элемент вооружения Уральского добровольческого танкового корпуса (она же – 10 гвардейская танковая Уральско-Львовская добровольческая дивизия). Она была сформирована летом 1943 года из трудящихся Свердловской, Пермской и Челябинской областей, включена в 4-ю танковую армию (в будущем гвардейскую) и первый свой бой приняла 27 июля 1943 года во время битвы под Курском. Закончила войну дивизия в Праге. Этот корпус был оснащён техникой и оружием, изготовленными рабочими уральских заводов безвозмездным трудом сверх плана и на добровольные взносы. В Златоусте специально для этого корпуса были выпущены финские ножи в количестве 3356 штук, представлявшие собой короткие клинки (армейские ножи образца 1940 года) с чёрными рукоятками, сделанными из эбонита, ножнами и металлическими частями прибора.

После войны дивизия входила в состав Группы советских войск в Германии. В 1994 году после вывода войск была передислоцирована в г. Богучар Воронежской области. В 2001 году принимала участие во второй чеченской войне. В 2009 году дивизия расформирована, и на её базе образована 262-я гвардейская база хранения вооружения и танковой техники. В 2015 году на её основе сформирована отдельная танковая бригада с передачей ей наименования 10-й танковой дивизии.
Немцы называли эту дивизию «танковая дивизия чёрных ножей». Боевая выучка танкистов отличалась высоким профессионализмом, который они доказали на протяжении всего своего боевого пути.

«Нож НКВД», который Вы имеете в виду – это несколько иной вид холодного оружия, отличающийся от чёрного ножа танкистов. Он был создан на основе копии шведского ножа, ошибочно классифицированного как «финский нож», или «финка». Дело в том, что финка была очень популярна в уголовной среде, и в начале 30-х годов её ношение, изготовление и хранение было запрещено Уголовным Кодексом. Нож НКВД отличался от финского, хоть и назывался так, развитой изогнутой гардой, часто S-образной. Кроме того, перед гардой на клинке оставалась незаточенная пята, чтобы в некоторых хватах сотрудник мог перенести указательный палец на клинок. Элементом же, доставшимся от финки этому ножу, был тип головки рукояти. Нож не состоял на вооружении, а входил в состав вещевого довольствия сотрудников НКВД с 1935 года.

Правильней всего ответить на Ваш вопрос так: у обоих ножей есть общие элементы, касающиеся формы гарды и наличия незаточенной пяты, но в целом это – два разных оружия. Например, рукоять ножа НКВД изготавливалась из карболита, а для армейского типа – из дерева, окрашенного в чёрный цвет. У танкистов же рукоять была изготовлена, как мы говорили, из эбонита. Просто у всех этих ножей, скорее всего, были одинаковые прототипы, имевшие распространение в Финляндии.
Перейти на предыдущую страницу


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.

×